ВЕЩЕЕ ОТ ГОГОЛЯ

Это всемогущее слово — «вперёд!»

...И нет теперь никого на свете, кто бы в силах воздвигнуть и поднять питаемые вечными колебаньями силы и лишённую упругости немощную волю, — кто бы крикнул живым, пробуждающим голосом, — крикнул душе пробуждающее слово: вперёд! которого жаждет повсюду, на всех ступенях стоящий, всех сословий, званий и промыслов, русский человек?

Филипп Москвитин Гоголь в Оптиной пустыне

ЧитатьCollapse )

Ревизоры, ревизоры...

Вечный сюжет из русской классики

Забавную историю поведал мне коллега по цеху, который на рождественских каникулах прогуливался по новогодней столице. Стоило ему, слегка притомлённому, присесть на лавочку возле администрации какого-то округа и достать блокнот с записями, как тут же, откуда ни возьмись, появился услужливый клерк и начал вежливо так узнавать, откуда сей ревизор явился и зачем.

Истинно так! За ревизора вас принять могут запросто. Но всё же самый страшный Ревизор нашего времени — это сын лейтенанта Шмидта, который колесит по просторам Отечества с подорожной по казённой надобности, требуя щей, пирогов, а порой и «клубнички» прямо из совхоза им. В.И. Ленина.

(При вдумчивом прочтении этой фразы не очень удачливого революционера можно заменить «более другим» деятелем противоречивой современности.)

И тогда всё из означенного списка сразу Ревизору дадут. Велик у нас в России страх перед знатными сынами Отечества!

Мифология петербургского носа

Архитектор Кваренги как предтеча того самого персонажа

Оригинал взят у appassionata_lr в Мифология Петербургского носа
«Старик Гваренги часто ходил пешком, и всяк знал его, ибо он был замечателен по огромной синеватой луковице, которую природа вместо носа приклеила к его лицу», — писал в середине XIX века в своих «Записках» один из самых известных российских мемуаристов Филипп Вигель.


Read more...Collapse )


Tags:

Птица его героя

Сорока в творчестве Гоголя

Видел сегодня сороку-белобоку, и вот какие мысли возникли в связи с этой птичкой, болтающей на осеннем деревце о том о сём. У неё не только длинный хвост-планировщик, но ещё и длиннющий язык. Трещит без умолку, и ведь не запретишь — хочешь не хочешь, а приходится слушать эти пустые разговоры.

Гоголь, как мне кажется, в полном объёме унаследовал «птичью» фамилию, да к тому же удосужился родиться в Сорочинцах, под самым что ни на есть сорочьим знаком. Как тут не станешь автором «Ревизора» с его бравым столичным хвастуном, вечно живым Иваном Александровичем Хлестаковым!

Лучше всех литературных героев болтает и порхает, порхает как сорока по Руси-матушке: «Я везде, везде…»

«Птица-тройка» с новым ездоком

А вы слезайте, Павел Иванович!

Художник-монументалист Александр Дейнека был настоящим культуристом социалистического реализма и очень ценил натруженные мускулы даже у дам, а ещё любил писателя Гоголя.

Антикварные книги великого мастера имелись у него, обласканного властью, в качестве особых реликтов личной библиотеки, и к 100-летию со дня смерти классика (1952) Дейнека решил: не создать ли по такому случаю настоящее монументальное полотно с эпохальным названием «Птица-тройка»?

Но любить и понимать Гоголя — две большие разницы. Даже современники «Мёртвых душ» не могли прийти к общему знаменателю — чего же в этой поэме больше: пародии на Россию или же стремления автора заглянуть в её отдалённое будущее, где отнюдь не всё так гладко, как может показаться с подачи школьного учителя литературы? Вспомним хотя бы Василия Розанова, который после 17-го года всё же признал, что «не клевета у Гоголя на Россию, а проникновение в последнюю правду о ней». Или Николая Бердяева, считавшего, что в революцию ожили и пустились разгуливать по России гоголевские персонажи.



ЧитатьCollapse )

О надписях, сделанных стихийно

(Окололитературное)

Вот что пишут нынче на заборах Гайд-парка:
«Финал «Ревизора» в Гоголь-центре: те же и жандарм».
(Из газеты «Редька»)

P.S.
Есть кардинальное предложение: впредь оную газету именовать по-новому: «Хрен да редька». Ежели кому-то в ВЕРХАХ не понравится, можно слегка переделать, но тоже в духе нашего времени: «Хрен редьки не слаще».

Писатели о писателях

7 марта 1909 г. личный врач и биограф графа Л.Толстого Д.Маковицкий записывает:

"Л. Н.  не любит Гоголя за восхваление российскости".

(У Толстого 1904—1910 «Яснополянские записки» Д. П. Маковицкого». Книга третья. 1908—1909 (январь — июнь). М.: Наука, 1979. С. 350).